?

Log in

То, что происходит сейчас – вот эти маргинальные перебежки от бульвара к скверу и наоборот, напоминает мне больше кочевничество гонимых хиппи, чем сознательные, стратегически продуманные действия протестантов.

В руках у лидеров оппозиции была мощнейшая сила – воспрянувшее гражданское самосознание, которым они не сумели мудро распорядиться. Не то чтобы я уверена в воплощении в реальность «России без Путина» при ином раскладе, просто не было бы стольких разочаровавшихся, потому что не было бы этих смешных пародий на Европу, подсмотренных через окно, которое прорубил Петр. Оккьюпай Уолл Стрит. Российская франшиза - Оккьюпай Абай. На Уолл-Стрит поджигали машины, битами разбивали прилавки, ну и власти, мягко говоря, не церемонились с протестантами. Что же у нас – протест мирный, режим кровавый. Провокаторы из ниоткуда. Мода на луки с площадей, неотъемлемые чек-ины в автозаке.

Акции оппозиции дошли до той абсурдной точки, когда даже первому каналу не стыдно о них рассказать и пошутить. Так что едва ли это демократизация федерального ТВ, скорее, утрата последней надежды.

Поэтому я называю всю эту историю «Подростковый бунт народа или как каждый школьник революционером был».

17 мая, 2012

         

нет

 «Экстремально высокая температура в Москве. Небывалая солнечная активность». Фраза эта - рефреном всё время. Перкуссией - гудение трансформатора. Предапокалипсиса состояние непокидающее. Сердцебиение - нарастающее. 17 мая. Театр "Практика". "Жара".

По словам автора пьесы, Натальи Мошиной, «Жара» – это диагноз сегодняшнему обществу: «Жара» – это мое видение той ситуации, которая сложилась на данный момент и которая в дальнейшем будет, на мой взгляд, лишь обостряться».

Еще пару лет назад спектакль был бы воспринят как отличная социальная антиутопия, сегодня это практически документализация действительности. Десятые годы второго миллениума.

Итак, экспозиция номер один - творческая интеллигенция.  Неглупые снобы, идеалисты. Том Йорк на рингтоне. Аристократские разговоры о веском, о важном. И вот момент, когда им накипело уже. Когда градус абсурдности жизни, по их мироощущению, достиг своего предела. Когда они встают и решают, что нужно менять этот мир к лучшему. Что нужно донести эту идею до остальных. Докричаться, достучаться. Методом не пацифистским, но радикальным и, по их мнению, эффективным. Ни для кого не секрет, такие истории не заканчиваются благополучно.

Но надо сказать, что пьеса не держится на интриге. Финал - не Бразилия, никто никого внезапно не убивает, никаких слезливых перипетий. Финал - это Россия. Мощный, честный, жизненный финал, известный и понятный с самого начала. 

Я бы сходила на Жару еще и не один раз ради монологов, берущих даже не за душу, а скорее, за рудимент человека в человеке. Казалось бы, сколько уже можно «открывать нам глаза на происходящее». Столько сказано, столько спето и снято... Но нет. Нам стоит научиться постоянно жить с открытыми глазами, а не распахивать их только когда, например, на нас кричит, срывая голос, герой Паши Артемьева:

«Пусть горит все огнем, пусть страна ваша рушится, а вас только кредит за тачку волновать будет, сэйлы, дисконты, дресс-код, корпоратив, и что суши уже не те, раньше вкуснее были. А потом очередной пьяный мент убивает кого-нибудь из вас в супермаркете, и вы начинаете верещать: куда катится эта страна..ОНА НЕ КАТИТСЯ, ЭТО ВЫ, ВЫ ЕЕ КАТИТЕ. Да вас за одно словосочетание ЭТА СТРАНА, гасить надо! Если вы про страну, в которой живете, говорите не МОЯ, а ЭТА, так чего вы от нее требуете?»

Экспозиция вторая. Власть. Власть в "Жаре" отнюдь не глупая и не жалкая. Сатира конкретно политическая отсутствует, зато ярко отображен жесткий и усовершенствованный механизм Системы. Чем большее сопротивление она встречает, тем сильнее она становится.

Во всей показанной тоталитарной тьме я углядела светлый луч – ключ к решению проблемы терроризма, который был озвучен еще В.А. Ефимовым: «Отсутствие информации о террористических актах в СМИ сделает их организацию практически бессмысленной и создаст почву для их полного прекращения». В этом есть определенная логика.

Однако все мы понимаем, что такой уникальный могущественный ресурс, как федеральные СМИ, сегодня используется конкретно для формирования необходимого типа сознания человека, которым проще управлять. Для этого весь контент, естественно, модерируется. «Нет человека – нет проблем это вчерашний день. А сегодня: "Нет рассказа о человеке и его делах в СМИ -  нет ни человека, ни его дел».

Злободневность и актуальность постановки остро ощущается в тот момент, когда подсознательно возникает параллель между микробунтом четверых парней из "Жары" и волной протестов за честные выборы по всей России. Власть поняла, «Чтобы победить, не нужно играть вообще». Это мы и наблюдали последние полгода: демонстративный игнор и упрямое нежелание выходить на диалог.

Конспирологический сарказм в пьесе раскрывает потенциальные перспективы ближайшего будущего. Очевидно, в направлении полицеизирования государства. Если во время выхода в свет «1984» идея Старшего Брата, смотрящего на тебя, людям казалась безумной, то сегодня мы уже знаем, что за экран имеется у каждого в комнате, и догадываемся, что такое нанотехнологии. И не такой уж нелепой кажется сцена, где два человека с легкостью разговаривают о компрометирующем благодаря тому, что на них шапочки из фольги: «выглядим как полные придурки, зато мы теперь незаметны для прослушки».

А социальная прослойка людей, наделенных какой-никакой властью в госструктурах, выражена в лице безымянного мужчины в пиджаке.  «Не боится ни бога, ни черта». Безропотный винт в системе, которой необъяснимо предан. Идеальный гражданин раб Единого государства. Не подлежащий эксплуатации, он будет выброшен на обочину жизни в лучших традициях Кафки. "Бездетный!" - произносит мужчина смиренно. Будущего нет. Будущего нет.

всё аномалия

Мне никогда не был интересен театр. Не вспомню даже, когда последний раз там была. Зато меня интересует политика, а столь неоднозначное название спектакля не могло не заинтересовать. «БерлусПутин». Билеты на шестое марта. Театр.doc.

Своеобразно пошутила мама: «Надо было на дату пораньше брать, а то четвертого Путин придет и запретит представление». Но несмотря на то, что театр – одна из самых свободных от цензуры площадок искусства, я не ожидала особой злободневности от спектакля, ведь в России такого рода театральная актуальность - редкость.

Началось всё, наперекор Станиславскому, не с вешалки - раньше. К Театру.doc ведёт подвальная лестница. На обшарпанных стенах не афиши, а анархистские граффити, привет из 90-ых. Крохотная комнатка-фойе напоминает скорее диссидентское подполье, чем храм искусства. Зал камерный, уютный и темный. Моментально настраивающий на артхаусный лад.

Вот-вот шоу-тайм, вокруг только и разговоров что о политике. О выборах, о вчерашнем митинге. Заметила я, что после выборов столица с еще большей иронией стала относиться к происходящему. Тут бы отлично подошла реплика ремарковского Гребера: «А почему бы ей не смеяться? Смеяться ведь лучше, чем плакать. Особенно, если и то, и другое бесполезно».

Как ни странно, главной и самой комической героиней постановки явилась Правда. Вымыслом был единственный щедринский гротеск  - пересадка мозга, что в стиле профессора Преображенского. Ну а то, что в театральном измерении нам представилось очевидным абсурдом, в реальной жизни действительно существует. И в этом парадокс. И успех пьесы в правде, тождественной абсурду. Мы на грани, мы на краю. «Мы все, всё вокруг – аномалия» - слышу со сцены.

Поразило моментальное эхо происходящих событий, скорость реакции. Позавчера выбрали президента, вчера случился митинг – сегодня об этом шутят в Театре.doc. Да еще как шутят! В спектакле использована вся градация юмора: от предсказуемых безобидных шуточек до сатирических колких тонкостей, которым хочется аплодировать, которые хочется цитировать. Спектакль идет еще с февраля, а это значит, сценарий живой, меняющийся, сценарий-метаморфоза.

Пересказывать сам сюжет, я считаю, неблагодарное дело, потому что тут, как в Чеховском творчестве - множество подводных течений. Не прочитав, (в данном случае, не посмотрев) - не понять.

Взять, к примеру, роль харизматичной Евдокии Германовой. У неё две роли. Роль, собственно, Людмилы Путиной и роль актрисы. И поведение актрисы как бы намекает на мечущихся от мейнстримных трендов к лизоблюдству правящей власти российских селебритис и представителей шоу-бизнеса.


«Раскачивать лодку уже не модно. Теперь уже в тренде «зачем злить раненного зверя». А скоро будет «зачем обижать старого больного человека»».

Обыгран жизненный путь Путина, начиная кооперативом «Озеро» и делом №144128, заканчивая, безусловно, выборами-2012 и даже его личной жизнью. Как же без именитой гимнастки и супруги, отмаливающей грешки супруга в Спасо-Елизаровском монастыре.

Сами отношения мистера президента с женой обыгрываются так, словно жена есть воплощение всего российского народа. Отношения, цитирую, «не радужные, но стабильные».

Отыграны и сурковская пропаганда, и оранжевое солнце. Как кульминация – президентское саморазоблачение, где он раскаивается во всех своих «злодеяниях». Фактически, в этот момент, без шуток, перечисляются весомые аргументы противников Путина.   


Удивляет гиперссыльность реплик и непрерывный парад ассоциаций, возникающий во время просмотра. Всё это, конечно же, благодаря неординарным аллюзиям и реминисценциям. Чего стоит один невзначай упомянутый полоний или выражение «сакральная жертва». Не говоря уже о прямых медиа-вставках, подливающих масло в огонь. Ддос мантра нашистов, песня ВДВшников, «Наш дурдом голосует за Путина» и прочее.

До последнего сохраняется финальная интрига. Развязка, конец спектакля, поклон, шторм аплодисментов. Дул обманчивый, но приятный ветер перемен. Будто что-то совсем скоро изменится.

Однако все всё понимают, (но) и улыбаются.  

«Какие мы будем журналисты, если к началу марта выпустим  традиционное ассорти из серии: «Кто на что горазд за пару часов до дэдлайна?» Тема следующего выпуска газеты – Выборы-2012»

Этой вести мало кто был рад, ибо никто в ней особо не заинтересован, несмотря на всю остроту и актуальность. Конечно, лучше написать о какой-нибудь очередной дрянной киноленте. Или книге, которую даже не читал. Википедия на тот случай – лучшая муза.

Незабываемая осенняя дискуссия на тему честной журналистики внезапно прояснила, что большинство моих будущих коллег по цеху готово продаться, и не видит в этом ничего зазорного. «Нет, ну нужно уметь врать, чтобы себе не во вред…»Или: «Сначала нужно врать, чтобы имя сделать себе, а потом уже…».

Отменное поколение специалистов растет. Беспринципных оппортунистов и знатоков ткани модной, «джинсой» именующейся. «А что, все ведь так делают, не мы такие, жизнь такая»  

Таким образом, инфантильной идеалистке шокирующим откровением явился тот факт, что большая часть знакомых недоспециалистов относятся к журналистике как к грязной коммерции, на которой можно просто неплохо навариться.

Получается, наивно сегодня считать журналистику как раз той важной деятельностью, которая должна обращать Марксову аксиому, формировать сознание, формирующее затем бытие?

Наивно ли считать журналистику специальностью благородной, в которую стоит идти, чтобы бороться за справедливость, за правдивое освещение важных событий?

Хочется написать, что "пусть и наивно, но кто, если не мы", но понимаю, что, видимо, не мы уж точно. 

Мятежный репортаж. 05\12

Пока свободою горим, пока сердца для чести живы,
мой друг, Отчизне посвятим души прекрасные порывы!
 
Я попала на Чистопрудный бульвар за час до начала митинга. В шесть часов вечера. Выйдя из метро, первое, что услышала - спокойный голос из рупора, вещающий о том, что «в связи с проведением мероприятия проход в сквер будет закрыт». Всё уже давно огорожено, повсюду стоят несколько недоумевающие полисмены, которых, как оказалось, за час отправили на место, не сообщив, что, собственно, будет происходить, и кого от кого защищать.

Подвезли тонны агитационных листовок, буклетов. Кружат журналисты со всевозможных каналов. «Ну, сейчас будем снимать, как там всех задерживают!», - говорит  с энтузиазмом один оператор другому. Англоязычный журналист в аккуратном светлом пиджаке ходит кругами, явно волнуется, репетирует стенд-ап. Доносится фраза «another face of Russia». Вот оно, настроение!

«Митинг? Ну, ничего, скоро всё кончится. Молодежь-то у нас пассивная! Всё по течению…»,- проплывая в сторону метро, сообщает незнакомому мужчине своё возмущение дама из серии «вечно негодующих, неважно по какому поводу»

«Митинг? Ну что же, вперед, по течению, пассивный представитель молодежи!», - говорю я себе и решительно направляюсь в эпицентр события. Позабавила сказанная с долей заботы фраза полисмена: «Девушка, а вы точно на митинг?» Кивнув, прошла через металлоискатели, небольшой обыск и оказалась в сквере.


Передо мной сцена. На ней большой стенд с ключевой претензией собравшихся и собирающихся - «Наши выборы – фарс!». Со сцены же вездесущий Илья Варламов сфотографировал уже вполне многолюдную аллею.  Понемногу раздают флаги, книги - немцовскую «Исповедь бунтаря»,  доклад «Путин. Коррупция». Кричат плакаты «Чуров, пшёл вон», «Даёшь честные выборы!», иллюстрированный транспарант «Едро в Ведро», и даже «Геи и лесбиянки против жуликов и воров!».

Людей, настроенных против действующей власти уже около десятка тысяч, аллея заполнена до конца, а начала митинга всё нет – милиция не пускает без досмотра других желающих принять участие, которых также не мало. Со сцены включили «Перемен!» Виктора Цоя и просят подождать, народ реагирует адекватно. Тем временем я обновляю твиттер, в рамках трансляции событий известный блоггер Рустем Адагамов написал: «Такую толпу народа, как сегодня на Чистых, я даже во времена диссидентства Ельцина не помню. Не менее 10 тысяч, а некоторые говорят и больше»



Наконец, мероприятие началось. Ведущими были представители партии организаторов, партии Солидарность - Илья Яшин и Анастасия Рыбаченко. В толпе всё чаще стали актуальны свойские вопросы вроде «Флагом мотать будете?» или «У кого еще книжечки нет?» Поочередно выходят представители оппозиции, говорят недолгие пафосные речи, выкрикивают энтузиастские лозунги.



Больше всех ораторов меня впечатлили скандально известный критик Артемий Троицкий, мой любимый колумнист The New Times, ради которого, признаться, и приобретаю этот журнал, Виктор Шендерович, и, конечно же, Алексей Навальный, самоотверженно перепрыгнувший через забор, чтобы попасть сюда, независимо от желаний полиции. Выход его на сцену сопровождался массовыми выкриками «Навального в президенты!», а он просто вышел и сказал то, что должен был сказать. С ощутимой энергетикой в голосе, с пробирающей, моментами, до мурашек силой слова.  



«Они могут смеяться в своем зомбоящике, могут называть нас микроблогерами или сетевыми хомячками.. Я - сетевой хомячок и я перережу глотки этим скотам. <..> Мы существуем. У нас есть наши голоса. А эти люди должны бояться нас, они должны понять, что мы их ненавидим. И мы не забудем и не простим. <..> Власть - это мы. Они – никто. Один жалкий, другой надутый. Нам не нужна эта власть. Нам не нужны жулики и воры! Мы хотим другого президента, а не жулика и вора. Другого президента, а не жалкого и вора! Мы должны понимать, что один за всех и все за одного. Другого варианта нет. Мы победим, потому что мы правы, мы есть, мы существуем!»

А вот выходку члена политсовета «Солидарности» Романа Доброхотова не оценили. Пока он демонстративно сжигал свой избирательный бюллетень, ему кричали: «Уходи!»

Сейчас, отбросив всю эмоциональность и включив хладнокровную объективность, я поняла, что не нужно было быть в тот момент Цицероном или Мартином Лютером Кингом, чтобы заразить людей идеей и заставить кричать «За Россию без Едра!» или «Долой полицейское государство!» Люди уже пришли с горящими глазами и пылающими неравнодушными душами.

Ещё слишком много лозунгов со сцены было высказано о победе, безоговорочной победе. Но по факту ведь её нет. «Фальсификация прошла успешно, случаев голосований в ходе нарушений не выявлено», ну, вы помните. Но по факту можно назвать победой то, что, наконец, многочисленный негодующий интернет-планктон вышел из твиттера, фейсбука и контакта на площади. Наконец, чаша терпения с криком десятитысячной толпы лопнула, и мы дошли до кондиции. Наконец, от ненависти измученная Россия родила гражданское общество, которое уже не считает себя никем.



Оппозиция со сцены вещает о том, что рассчитывает на президентские выборы и что не допустит повторения фальсификаций, каруселей и вбросов. А у меня немой скептический вопрос – как? Ведь на депутатские выборы шли с той же интенцией. Что же, трюизм, но время покажет.

Огласили, что близится конец митинга, и я решила подступить к выходу, дабы не быть потом затоптанной. Хотя знаете, нельзя не сказать о том, что всё было очень цивильно. Люди были интеллигентные, вежливые, дружелюбно настроенные по отношению друг к другу. Не было ни провокаторов, ни фриков. Было отлично!

Однако потом активисты Солидарности сагитировали людей идти к ЦИКу. И только все двинулись  в сторону Лубянки, как подъехал ОМОН, с дубинками. Шествие ведь не было запланировано. Начались стычки, массовые драки, колко напомнившие времена «Манежки». Начались задержания прессы, многих увезли в ОВД, в том числе и Илью Яшина и Алексея Навального. Через пару дней стало известно, что двух активистов осудили на 15 суток. Остальным нарушителям порядка дали по пять суток. Так закончился первый день событий, которые кто-то окрестит зарождением революции, кто-то – бестолковым восстанием масс. А мне остаётся закончить словами классика:  «Не приведи Бог видеть русский бунт - бессмысленный и беспощадный». 
Терпеть не могу праздники. Никакого настроения не бывает.
День рождения? Да за год человек столько лицемерия не выслушивает, сколько в этот хэппи би-дэй.
Новый Год? Ну да, символично вроде как. Однако ни один новый год особо мне не запомнился. Поел мандарин, послушал очередную лапшу президентскую, заснул, не успев снять ее с ушей.
Какие там еще праздники были? Эм, день святого Валентина, ну да. Вспоминается фраза из любимого фильма однокурсницы «Сегодня праздник, который придумали компании, производящие поздравительные открытки, чтобы заставить людей чувствовать себя паршиво.»
Вообще я за праздник в душе - хоть каждый день. Ведь самые лучшие праздники те, что происходят внутри нас, а не отмечены на календаре красным.

Единственный же официальный праздник, который внушает у меня особое уважение, восхищение и почет, это тот самый праздник со слезами на глазах. Девятое Мая. В этот день мне предоставляется возможность улыбаться героям. И даже говорить им теплые слова благодарности от всей моей душонки.

А после трагических событий 11 декабря 2010 года на Манежной площади мне стыдно смотреть в глаза поколению героев. Могли бы они себе представить тогда, в сорок пятом, на параде победы, что нацистская шлюха вновь подберется к стенам Кремля?!

11 декабря - второй день рождения Гитлера. 13 декабря – второй день я в бешенстве. И не могу молчать, дрожащим голосом сводя любой разговор к этой теме. Настоящий праздник души и сердца у меня будет тогда, когда Россия навсегда поднимется с колен, и я буду гордиться не только ее великим прошлым, но и благополучным настоящим.